Основы спелеологии

Телефонный звонок раздался, как всегда, не вовремя. Ксения как раз накинула лямки небольшого рюкзака на плечи, и нащупала в кармане брюк ключи, чтобы закрыть дверь. Сначала она хотела даже не отвечать на звонок, так как времени было уже в обрез. До поезда оставалось тридцать минут, а нужно еще ловить такси. Однако, какое-то шестое чувство заставило ее скинуть туфли и подбежать к телефону.

— Слушаю!

— Ксюшенька, как хорошо, что я Вас застал, — проговорил на том конце тоненький хриплый голосок, — это Фёдор Франкович, Ваш бывший научный руководитель, помните меня?

— Да... да... — пробормотала Ксения, торопливо взглянув на часы, — конечно помню!

— Ксюшенька, мне очень нужна Ваша помощь. Вы ведь прекрасный специалист по рукокрылым, а у меня тут как раз...

— Фёдор Франкович, вы меня извините, — не очень вежливо перебила старика Ксения, — но я ужасно спешу, у меня поезд отправляется через двадцать пять минут. Если не возражаете, я заеду к Вам недели через две, когда вернусь.

— Через две... , — растерянно пробормотал старик, — но через две недели будет очень поздно... ведь речь, возможно, идет о совершенно новом виде... пока об этом знаю только я и еще один человек, но через две недели... Вы уже не сможете записать на свой счет крупное открытие.

Ксения закусила губу. Кажется, командировка срывалась.

— Что Вы имеете ввиду? — уточнила она.

— Мой племянник очень увлекается спелеологией, и вчера он прислал мне фотографии одной из пещер в Карпатах, где он отдыхает. В том числе он сфотографировал группу очень странных летучих мышей под сводами этой пещеры... я таких вижу впервые. Вы обязательно должны на них взглянуть. Ксения колебалась всего несколько секунд.

— Хорошо, Федор Франкович, я заеду в институт через час.

***

Старик встретил ее у дверей кафедры, и, цепко схватив за локоть, увлек к себе в кабинет, торопливо бормоча на ухо:

— Я кое-как договорился. Институт — это такая бюрократическая система, что пока выпросишь деньги на что-то, уже и надобность в них отпадет. Ксюшенька, у меня есть хороший знакомый, занимающийся экзотическими животными. Мне удалось его заинтересовать, и он согласился оплатить Вашу командировку в Карпаты. Правда, придется ехать поездом. Биллеты я купил. Выезжаете завтра утром...

— Подождите, подождите, Фёдор Франкович, — запротестовала Ксения, — я же согласилась только посмотреть на фотографии. Может, там и нет ничего интересного.

— Есть! Есть! Уверяю Вас, что все очень интересно!

Усадив гостью на мягкий стул, профессор принялся колдовать у маленького столика, наливая в чашки какой-то ароматный напиток.

— Сейчас я Вас угощу вкуснейшим кофе! — сказал он, взглянув на девушку из-под тоненьких золоченых очков. Ксюша нетерпеливо заерзала на стуле.

— Фёдор Франкович, кофе подождет! Я отменила важную командировку ради этого дела. Давайте не будем отвлекаться.

— Да, да, конечно, — старик рассеяно огляделся и, по прежнему держа в руках две чашки с черным кофе, направился к своему столу.

— Вот посмотрите! — сказал он, доставая из ящика несколько цветных фотографий. Ксения стала не спеша перелистывать их. На самой первой был сфотографирован высокий скальный обрыв со свисающими сверху лианами дикого винограда. Примерно на высоте двадцати метров в скале виднелось небольшое отверстие. Следующие несколько фотографий были сделаны, по-видимому, в самой пещере. Качество их оставляло желать лучшего, но все же было видно несколько десятков летучих мышей, устроившихся на дневку под сводом большой пещеры. Животные были, действительно, необычными. В первую очередь бросался в глаза их цвет. Они были очень светлые. Скорее даже белые, и, что было особенно удивительно, довольно крупные. Хотя по фотографиям было трудно определить их размер.

— Ну? Что? — старик все это время нетерпеливо перетаптывался около девушки, заглядывая через плече.

— Действительно странно, — задумчиво произнесла Ксения, — белые мыши, конечно, встречаются в природе, но не такого размера и не в этих широтах.

— Вот, вот! А я что говорил! — обрадованно сверкнул глазами профессор, — Ксюшенька, поезжайте туда! Соберите материал! Может быть, мы на пороге открытия нового вида.

— Хорошо, — подумав немного согласилась Ксения, — я поеду.

— Вот и славно, — обрадовался старик, спешно засовывая руку во внутренний карман пиджака, — здесь биллеты и небольшая сумма командировочных. На месте вас встретит мой племянник. Он отдыхает там с семьей. Зовут его Максим. Это он открыл эту пещеру. Он вам все покажет и объяснит. Как только что-то обнаружите, сразу же звоните мне. Я буду ждать, Ксюшенька, очень ждать от Вас вестей.

***

Прикарпатье встретило Ксению, небывало жарой. Электронное табло вагона показывало +32 градуса по цельсию. В купе было ужасно душно, и большую часть пути она провела в коридоре, разглядывая в окно открывающиеся виды карпатских гор.

Выйдя на нужной станции, Ксения, огляделась. Народу на перроне было немного. Она жестом отказалась от предложений вокзальных торговок, и, не спеша, пошла вдоль перрона, высматривая племянника Фёдора Франковича, который должен был встретить ее. Какой-то нахальный молодой человек, сидя на лавочке с бутылкой лимонада в руке, приспустил вниз солнечные очки и принялся откровенно пожирать глазами стройные бедра девушки в коротких шортах. Ксюша демонстративно отвернулась и пошла в другую сторону, стараясь не вилять бедрами, что у нее все же плохо получалось. Почему-то, каждый раз, когда кто-нибудь из мужчин позволял себе откровенные взгляды в ее сторону, она невольно начинала вести себя как шлюха. Почему так происходило, она и сама не могла понять. И чем больше она старалась придать себе отстраненный вид, тем хуже у нее это получалось. А молодой человек, словно почувствовав расположение девушки, поднялся с лавочки и уверенным шагом пошел в ее сторону.

— И что такая красота делает в этой глуши? — спросил он, приблизившись, и не переставая раздевать девушку глазами.

— А Вам какое дело? — не слишком злобно спросила она.

— Ну, возможно, ты не откажешься провести день со мной, я бы мог многое показать, — продолжал настаивать парень, покручивая на пальце ключи от машины.

— Нет уж, обойдусь. У меня уже есть провожатый.

— Конечно, есть! Самый лучший провожатый! — он игриво подмигнул девушке, — Ксения?

— Да... — она внимательнее взглянула на парня. Высокий симпатичный брюнет, на вид лет 25—28, волосы до плеч. Все подходило под описания профессора, — а Вы Максим?

— Он самый! Не думал, что у дядюшки такой хороший вкус на молоденьких девушек!

— У него хороший вкус на перспективных ученых, — обиженно буркнула Ксения. Ей очень не понравилось, что это хам оказался тем самым племянником.

— И на это тоже, — молодой человек подкинул и снова поймал в кулак ключи, — ну, что Ксюха, поехали смотреть пещеру!

— Называйте меня Ксения, — строго попросила девушка, — и давайте на «Вы».

— Нет проблем, — пожал плечами Максим, — прошу Вас в мой лимузин.

Ксения уселась на заднее сиденье старенького Форда. Максим плавно вырулил с парковки и повел машину по трассе в гору. От Ксюши не укрылось то, что молодой человек как бы невзначай повернул зеркало заднего вида, чтобы в дороге продолжать пялиться на девушку.

Ехали они минут сорок. За это время Максим успел сообщить своей спутнице, что прибыл он сюда в отпуск со своей женой уже три недели назад. Живут они у родственника жены в большом доме, практически в горах. Рядом есть небольшой поселок, но там обитают в основном дачники и старики. Продукты приходится возить из города, но это неудобство компенсируется великолепной природой и чистым воздухом. Помимо них в доме живет еще сам хозяин и два его взрослых сына девятнадцати и двадцати лет.

— Парни малообщительные, но дружелюбные. Оно и понятно, живут в этой глуши с отцом, света белого не видят. Скукотища! А главное ...

 

— женщин же нет. Видела бы ты, как они на мою жену смотрят. Словно голодные коты на миску со сметаной, — Максим сам облизнул пересохшие губы, разглядывая в зеркало упругую грудь Ксюши, плотно обтянутую дорожной футболкой.

— Я же просила на «Вы», — сверкнула глазами она, снова с досадой поймав себя на мысли, что игриво отбросила волосы назад, открывая свои достоинства для лучшего обозрения.

— Да ладно тебе! Все же свои! Чего церемонии устраивать? Кстати, уже приехали.

Машина свернула во двор большого дома, стоявшего на каменной террасе в окружении высоких елей. К дому по бетонным столбам тянулись электрические провода. «Хорошо, хоть электричество есть» — с радостью подумала Ксения. Максим уже стоял у открытой двери автомобиля, подчеркнуто деликатно протягивая ей руку.

— Прошу! Устраивайся. Чувствуй себя как дома. После обеда я собираюсь в горы, могу захватить тебя с собой и показать ту самую пещеру.

— Спасибо! — Ксения решила смириться с фамильярным тоном Максима. Видно его уже не исправить. Из дома им навстречу вышла молодая девушка. Она остановилась на ступеньках и молча наблюдала за ними. Потертые джинсы плотно облегали ее тонкие бедра. Вся она имела какой-то болезненный вид. Очень бледная, молочного цвета, кожа лица, глубоко посаженные глаза с темными кругами и довольно большой заостренный нос придавали ее лицу какой-то хищный вид.

— Знакомьтесь! — весело сказал Максим, — это моя жена Маша, — а это... — он бесцеремонно подтолкнул Ксюшу вперед, приложившись ладошкой прямо по заду, — это тот самый ученый, которого прислал мой веселый дядюшка.

— Меня зовут Ксения. Приятно познакомиться, — спокойно произнесла Ксюша, скосив негодующий взгляд на нахального парня.

— Взаимно, — тихо произнесла девушка, — но вы так молоды для ученого.

— Я еще начинающий ученый.

— Что ж, проходите в дом. Я покажу Вам все.

Ксюша чувствовала себя очень неуютно. Ей было стыдно за поведение Максима, и за то, что сама оставила его хамство без ответа. Но Маша, которая все прекрасно видела, кажется совсем не обратила на это внимание. Она подробно, но ненавязчиво показала гостье дом, немного рассказала о хозяине и его двух сыновьях. Оказывается, хозяин дома был серб по национальности. Звали его Братислав. По родственной линии он приходился Маше дядей (был женат на сестре ее матери). После трагической кончины жены, он купил этот дом и переехал сюда с сыновьями, которым на тот момент не было еще и десяти лет. С тех пор они живут тут. Уединенно и тихо. У Братислава остался какой-то бизнес в России, где они раньше жили (Маша дала понять, что именно из-за этого бизнеса и погибла его жена), так что в деньгах они недостатка не испытывали. В доме было даже спутниковое телевидение и интернет. Сыновей хозяина звали Илья и Михаил. Сейчас все семейство уехало в город по каким-то делам, и обещали быть только к вечеру

— Ты чувствуй себя как дома... не стесняйся, — закончила свою экскурсию Маша у двери небольшой комнаты. Она, как и ее муж, упорно не желала общаться на «Вы», — Если что понадобится, то сразу же спрашивай.

— Хорошо, спасибо! — благодарно улыбнулась Ксения, — Я немного освоюсь и займусь делом. Не думаю, что придется надолго тут задержаться.

К вечеру вернулись хозяева. Братислав оказался очень живым и общительным человеком. Он радостно обнял гостью, словно они были близкими друзьями, долго прибывавшими в разлуке, повторил слова своей племянницы о том, чтобы она чувствовала себя как дома, и пригласил всех провести вечер в кругу «семьи» на заднем дворе дома. После такого приема, отказаться от предложения Ксюша уже не смогла. Они расположились на мягких плетёных шезлонгах вокруг большой кованной жаровни, на которой хозяин мастерски жарил, приготовленные по собственному рецепту мясные стейки. Ксения была буквально поражена красотой этого места. Каменная терраса за домом была искусно украшена цветущими клумбами и небольшими фонтанчиками. Вода, журчащая в них брала свое начало в большом горном ручье, протекающем вдоль дороги, и позже с шумом низвергалась с высокого обрыва, которым заканчивался двор. Этот рукотворный водопад, разбивался во время падения на мелкую водную пыль, которую тут же подхватывал ветер и кружил над пропастью. Иногда, особенно сильными порывами ветра вся терраса орошалась водным туманом, обдавая всех присутствующих приятным холодком. Вид с этой высоты открывался по истине головокружительный. Впереди возвышалась гора, увенчанная белой снежной шапкой. Серый гранит скал, по мере снижения высоты, покрывался зелеными хвойными лесами, и где-то далеко внизу (слишком близко к краю пропасти Ксюша подойти не решилась, несмотря на то, что терраса была огорожена металлическими поручнями) располагалось голубое озеро в окружении зеленых лугов. Вот уж поистине рай на земле.

Илья принес из дома несколько бутылок вина и Братислав, разложив по большим деревянным тарелкам скворчащие куски жареного мяса, произнес тост: «За прекрасную представительницу науки, выкроившею время, чтобы посетить нашу скромную обитель». Не ожидавшая такого теплого приема, Ксюша была искренне растрогана. Она словно очутилась в кругу друзей и, полностью освоившись, перестала испытывать какую-либо неловкость. Теперь даже поведение Макса, показавшееся ей изначально хамским, выглядело вполне в русле дружеских шуточек.

Конечно, она не могла не заметить плохо скрываемой похоти в его глазах, и особенно в глазах двух братьев, исподтишка рассматривавших ее, но отнеслась к этому, как к неизбежному. Она действительно была сексуально привлекательной, и прекрасно давала себе в этом отчет. Стройная фигурка, упругая попка, и высокая грудь третьего размера, часто концентрировали на себе мужские взгляды. Всему этому, а также симпатичным личиком со слегка раскосыми карими глазами она была обязана своим бабушкам и прабабушкам, которые умудрились намешать в ее крови столько разных национальностей, что она сама не всегда могла их упомнить. Даже если брать только ближайшее поколение, то ее бабушка по материнской линии была уйгуркой, а дедушка имел ярко выраженные казачьи корни. Дед по линии отца был чистый немец, а вот бабушка являлась носительницей огромного количества наций в том числе и еврейской, из-за которой ей пришлось провести немало времени в нацистских лагерях. Волей природы, Ксюша взяла от каждой нации самые лучшие черты. Единственным качеством, которое ей в себе очень не нравилось, была, пожалуй, излишняя сексуальная энергия, которая не давала покоя ни ей, ни всему мужскому окружению вокруг. Сама того не желая, Ксения постоянно притягивала к себе внимание мужчин. Это было основной причиной ее жизненных неудач. Скольких подруг она потеряла из-за этого, сколько потенциальных женихов, отвернулись от нее из-за постоянной ревности. В конце концов, все сошлось к тому, что мужчины просто использовали ее, никогда не доводя до серьезных отношений. К своим тридцати годам Ксюша уже смирилась с этой участью, решив вообще не обращать внимания на противоположный пол. Иногда, правда, неосознанно она сама провоцировала к себе повышенное внимание, но никогда не доводила до постели. Это для нее стало главным правилом в жизни. Конечно, такой огромный сексуальный потенциал, которым она обладала, всегда искал себе выход, поэтому у Ксении частенько бывали приступы сильнейшего возбуждения, заканчивающиеся бурным оргазмом. Чаще такое бывало во сне, но иногда она не отказывала себе в удовольствии поласкать себя рукой или каким-нибудь подходящим предметом. Разумеется, все это было ее большой тайной, узнать которую никто никогда не должен. Ведь она стояла практически у черты всемирной известности в ученых кругах.

После длительного застольного общения семья, в которую уже практически влилась Ксюша, стала понемногу располагаться на отдых. Максим с Машей отправились к себе в спальню, братья, которые действительно оказались очень застенчивыми и тихими молча принялись за уборку террасы, а Братислав, гостеприимно проводил Ксюшу в дом.

...  

— Я надеюсь, — говорил он, открывая перед ней дверь, — что этот дом не останется Вашим пристанищем только во время этого научного изыскания. Я буду рад видеть Вас здесь в любое время года и по любым причинам. Вы могли бы приезжать просто в гости, или отпуск. Когда Вам будет угодно. Считайте этот дом своим.

— Спасибо огромное, Братислав... извините, мне не сказали Вашего отчества.

— Что Вы, я еще ни на столько стар, — засмеялся хозяин, — Для Вас я просто Братислав. Скажите честно, как Вам это место?

— Великолепно! — искренне отвечала Ксюша, — я никогда не видела такой красоты вживую.

— Очень рад! Надеюсь, что Вы будете бывать здесь часто, — еще раз повторил свое желание Братислав, — Знаете, единственный недостаток этого места, это, пожалуй, малонаселенность, Хотя, мне это больше нравится, но вот мальчики скучают.

— Да, они мне показались немного грустными...

— Я старался им дать все, но видимо им нужно еще и общение со сверстниками, которых тут практически нет. Я замечаю, что они становятся какими-то одичавшими. Смерть матери их сильно потрясла...

По лицу Братислава пробежала гримаса боли, словно он только что снова пережил этот ужасный миг.

— В общем, ладно, милая Ксения, — вернул он себе самообладание, — отдыхайте, работайте, делайте все, что вам захочется. И по любым вопросам всегда обращайтесь, я не оставлю Вас без внимания.

— Спасибо Вам, Братислав! Вы замечательный человек! — растроганно произнесла Ксения.

***

Тем же вечером Максим пригласил Ксюшу прогуляться к пещере, где он сфотографировал странных летучих мышей. Они пробирались по крутому склону с осыпающимися камнями, постоянно хватаясь за ветки небольших кустов, чтобы не соскользнуть вниз. Максим двигался чуть сзади и ниже Ксюши, и когда та начинала скользить, поддерживал ее, хватая при этом непременно за ягодицы или бедра. Ксюша высказывала возмущение, но уже в шуточной форме, дурашливо хватая за нос своего провожатого. В сумерках они добрались до высокой отвесной скалы, уходящей вертикально вверх метров на шестьдесят. Примерно посередине этой стены в сером граните стены чернело небольшое отверстие.

— Вот это и есть их место обитания, — сказал Максим.

Ксюша внимательно изучала местность.

— Как же туда забраться? — неуверенно спросила она.

— В этом нет ничего сложного. На скале много уступов. Можно штурмовать ее снизу, если найдем альпинистское снаряжение. Можно спросить у Илюхи с Михой, они занимаются альпинизмом. Можно, сделать проще, и скинуть с вершины веревочную лестницу, по которой спуститься к отверстию...

Максим замолчал и веселыми глазами уставился на Ксюшу.

— А-а-а... по другому никак? — замялась будущая звезда науки, — я не уверена, что у меня получиться...

— Боишься высоты? — с усмешкой спросил Максим, — Есть и другой способ...

В это время из отверстия в скале бесшумное выпорхнуло какое-то белое существо и, сделав круг над ними, исчезло в кронах сосен.

— Это она! — возбужденно вскрикнула Ксения, — Она и правда белая!

— Конечно белая, — обижено ответил Максим, — я же не буду врать...

— На такой высоте трудно что-то разобрать! Мне нужен бинокль... — Ксюша нетерпеливо переступала с ноги на ногу, словно хотела в туалет, — Как нам туда попасть?

— Завтра я отведу тебя туда, — пообещал Максим, обнимая девушку за талию и прижимая к себе, — сможешь их даже потрогать.

Уже практически полностью стемнело, и из отверстия стали одна за другой вылетать белые летучие мыши.

— Четыре, шесть... кажется уже двенадцать, — пыталась сосчитать из Ксюша, в пылу наблюдений, даже не замечая, как Максим гладит ее ягодицы сквозь плотную джинсовую ткань, — их штук пятьдесят не меньше!

— Да, их очень много... — Макс вдруг решил перейти в наступление и положил вторую ладонь прямо на мягкую грудь девушки, слегка сжав ее.

— Отвали ты, — оттолкнула его Ксюша, не сводя взгляд со скалы — не мешай!

— Да успеешь ты еще их посчитать! — Максим снова заключил девушку в объятия, — Давай лучше другим займемся...

Он вздернул легкую кофточку вверх, обнажая упругий животик спутницы. Но в ту же секунду звонкая пощечина огласила вечернюю тишину гор.

— Чтобы не повторять этого, я прошу тебя сразу прояснить для себя следующее, — спокойно, но настойчиво проговорила Ксюша, — между нами никогда ничего не будет. Ты женатый человек, а я не какая-то подзаборная шлюха, которую можно вывести в лес и трахнуть. Забудь об этом!

— Подумаешь, какие строгости, — обиженно произнес Максим, потирая горящую щеку, — почему сразу шлюха? Бывает же и дружеский секс. Почему бы не сделать друг другу хорошо.

— У меня не бывает! А хорошо пусть тебе делает жена! Все! Тема закрыта! Пошли назад.

— Какие мы... — бухтел себе под нос провожатый, пока они осторожно спускались по насыпи вниз, — недотрога прямо... зачем тогда соблазняла меня? Сверкала весь вечер своими прелестями... Это называется: «возбудим и не дадим»... вот стерва...

— Да угомонись ты, — Ксюша дружески потрепала длинную шевелюру Максима, — никто тебя не возбуждал и не провоцировал, сам чего-то себе придумал, а я виновата.

— Вот возьму и не поведу тебя в пещеру, раз так, — надул губы Макс, — пуская Илья с Михой тебя туда на веревке тащат.

— На обиженных воду возят, — буркнула Ксения, — давай уже проедем эту тему.

Вернулись они уже практически ночью. Макса на пороге дома ждала жена. Маша внимательно посмотрела в глаза Ксении, и, улыбнувшись, пожелала ей спокойной ночи.

Спать не хотелось. Ксюша не спеша разделась до нижнего белья и открыла окно. Прохладный ночной ветерок растрепал шторы, нежно лаская уставшее за день тело. Внизу шумел искусственный водопад. В доме еще не спали. Где-то громко работал телевизор, терраса была освещена желтым электрическим светом. Решив освежиться перед сном, Ксюша выбрала в шкафу большое полотенце и банный халат. «Прямо как в гостинице» — мелькнула в голове мысль. Тихо ступая по коридору босыми ногами, она прошла в ванную комнату. Таких комнат в доме было две. На первом этаже была просто душевая кабина, а на втором, где разместилась Ксюша, довольно большая ванна. И даже с джакузи. Включив свет и закрыв за собой дверь, Ксения огляделась. На полочках была масса разнообразных шампуней, пены и солей для ванной. «Ведь мне же сказали, чтобы чувствовала себя как дома», — пожала она плечами, — «а дома, я бы именно так и сделала». Высыпав на дно белоснежной ванны пакетик с морской солью, она полностью открыла кран с водой. Когда ванна была наполнена, Ксения скинула нижнее белье, немного повертелась перед зеркалом, осматривая себя со всех сторон, и, наконец, погрузилась в воду. После утомительного дня и поездке в поезде это было просто шикарно. Девушка несколько минут лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь ароматом сирени, запахом которой видимо была пропитана морская соль. Горячий пар медленно поднимался вверх, конденсируясь на зеркале и холодном кафеле стен. Расслабившись, Ксюша стала исследовать глазами ванну. Прямо рядом с ней, в белой матовой панели на стене блестели кнопки управления джакузи. Тут можно было даже включить музыку. Ради интереса девушка нажала одну из клавиш. Множество отверстий на полу и стенах ванны тут же забурлили сотнями мелких воздушный пузырей.

— Ого! — только и произнесла Ксения, наблюдая как «закипает» вода вокруг нее. Она раньше никогда не была в джакузи, поэтому все происходящее показалось ей забавным. Она стала играть с настройками управления, пробуя разные режимы воздушного массажа. Откинувшись на спинку ванной, девушка расслабилась, с удовольствием ощущая, как множество мелких пузырьков щекочут ее кожу со всех сторон. Один воздушный поток бил как раз под ней, пробегал между ягодиц, и, пощекотав створки половых губок, с шипением устремлялся вверх. Ксюша почувствовала, что это ...

  начинает ее заводить. Она возбуждалась очень быстро, и теперь требовалось серьезное усилие, чтобы прийти в себя. Девушка немного сдвинулась в сторону, чтобы уйти от возбуждающего потока. Пузырьки теперь ласкали ее упругие бедра. Она полежала так немного, закрыв глаза и глубоко вдыхая, пахнущий сиренью воздух. Нет. Ничего уже не поделать. Рука сама скользнула по животу и накрыла волосы на лобке. Вздох удовольствия сорвался с приоткрытых губ Ксении. Она открыла глаза и посмотрела на дверь. Все было тихо. Только мерно шипели пузырьки в джакузи. Пальчик девушки уже проник между горячих половых губок и слегка поглаживал набухший клитор. «Нужно сделать это быстрее, пока никого нет... « — подумала Ксения, слегка приподнимаясь. Она полностью погрузила палец во влажное и горячее влагалище, и свела ноги вместе. Легкая судорога пробежала по телу, вызвав непроизвольный стон. Пальчик ловко заскользил внутри, а вторая ладошка уже вовсю ласкала мокрое тело девушки, то крепко сжимая упругую, но мягкую грудь с торчащими большими сосками, то опускаясь на живот и бедра. Девушке все труднее становилось сдерживать стоны. Она стала наугад нажимать кнопки джакузи, чтобы включить душ. Наконец ей это удалось. Но вместе с потоком воды, льющей из душевой лейки, она также изменила и другую программу. Теперь, вместо пузырьков со дна ванны стали бить сильным напором упругие фонтанчики воды. Распалившись до предела, Ксюша резко поднялась и села на корточки, как раз так, чтобы струя воды ударяла в ее промежность. Возбужденные половые губки порхали в воде, раскрываясь под сильным теплым напором воды, который проникал уже внутрь девушки. Обоими руками она крепко сжала свои груди и закрыла глаза. Сильный шум воды практически скрыл от посторонних ушей несколько громких, тяжелых вздохов и продолжительный стон, закончившийся плеском обессиленного тела в ванну. случае, придется пробираться в пещеру моим путем. Правда, это тоже не легкий путь. она уже не могла. Жаркий вздох удовольствия предательски сорвался с ее губ, а руки сами стали гладить бедра мужчины. «Я хочу его! К черту все! Я хочу!» — думала Ксюша, рукой пытаясь нащупать у себя за спиной горячий член. И в этот самый момент что-то большое пронеслось буквально в нескольких сантиметрах от ее лица и исчезло во мраке. вдруг неожиданно она ощутила у себя на животе теплое прикосновение. Мурашки пробежали по ее телу, когда она поняла, что чьи-то руки расстегивают пуговицы на ее брюках. и, согнувшись в коленях, легли Мише на ягодицы, как бы притягивая к себе. Миша, совершенно одуревший от такого поворота событий, просунул головку члена между половых губок, и, приобняв девушку за талию, аккуратно вогнал свой орган внутрь. Чувства, пока его здоровый член прокладывал себе дорогу в узком горячем пространстве Ксюшиной вагины, совершенно свели его с ума. Он был уже на пределе возбуждения, но старался продержаться подольше брата. Следуя советам Максима, Миша не стал глубоко вгонять своего жеребца внутрь. Дойдя только до половины, он совершал поступательные движения, аккуратно придерживая девушку за попку. Со стороны туннеля стали отчетливо слышно глухие стоны Ксюши. Она вдруг приподняла ножки, сильно обхватив ими бедра Миши, и притянула его себе. Это уже было выше сил юноши. Когда он ощутил, на своей спине прохладные пяточки партнерши, его охватило безумство. Он проникал все глубже и глубже, повинуясь давлению женских ног. И когда член оказался полностью внутри, головка вдруг словно уперлась во что-то и Миша, уже не контролируя свои действия, стал долбить эту скользкую дырочку, со всей силы. Громкие крики с той стороны пещеры поначалу напугали Макса. Он боялся как-бы Миша не причинил Ксении травму, но вдруг он увидел, как ноги девушки свело сильной судорогой, пальцы на ногах сжались, а икры напряглись, выделяя сильные мышцы. И сейчас же член Миши захлюпал в интенсивно вытекающих выделениях девушки. Буквально струйки жидкости стекали по яйцам парня, который долбил сейчас ее со скоростью кролика, закрыв глаза и задыхаясь в оргазме.

бесчувственное тело на живот и смачно врезал по упругой попке ладошкой.

— Проснись! — в очередной раз потребовал он. Реакции не было. Тогда Макс схватил тюбик со смазкой и выдавил остатки прямо между ягодиц девушки. После чего подсунул руку ей под живот и слегка приподнял над одеялом, примеряясь членом к темному отверстию сфинктера.

— Вот так... вот так... — озабоченно шептал он, размазывая членом блестящую смазку между ягодиц Ксюши.

— М-м-м-м, — вдруг тихо простонала девушка. Она притянула к себе руки и попыталась приподняться на локтях. В это время член уже уперся в ее анальное отверстие и под напором Макса стал потихоньку осваивать новую дырочку.

— А-а-а, — Ксюша снова упала на грудь и слегка повернула голову, — Макс... что это?

Теперь пришло время Максима играть в молчанку. Он сильнее надавил бедрами, и член, обильно смазанный кремом, вдруг легко проскользнул внутрь девушки.

— О-о-о-о-х, — выдохнула Ксюша и сжала кулачки.

Макс, довольный собой, отпустил Ксюшкин живот, позволяя ей распластаться на одеяле. При этом сам подался вслед за ней, не позволяя члену выскочить из попки. Сжав девушку бедрами, он развалился на ней, подсунув руку под грудь и жадно смял ее в ладони.

— Ксюша, ты слышишь? — прошептал он прямо в ушко девушки и тут же прикусил его мочку зубами...

— А-а-а-а, — только простонала девушка, вздернув голову вверх. Бедра Максима тем временем совершали поступательные движения, разрабатывая узкую попку. Рука Ксюши вдруг поползла по одеялу и нетерпеливо скрылась между бедрами.

— О-о-о-х... Да-а-а-а, — вырвался у нее стон наслаждения, — Д-а-а-а!

То что, Ксюша сама ласкала себя, завело Макса еще больше и он в исступлении зашлепал низом живота по скользкой попке партнерши.

— Вот так! Так! Сучка! — задыхаясь шептал он, вгоняя горячий член в Ксюшу, — Недотрога! Тоже... мне... Вот так!

Ксюша вдруг завертелась змеей под ним и быстро захлюпала ладошкой между ног.

— А-а-а-а-а-а-а! — громко закричала она и резко подняла голову, так что чуть не ударила Макса затылком по носу.

— Ты что? Опять? — крикнул Макс, шлепая яйцами по мокрой вагине.

— Да... да, да... да... да — бессвязно шептала Ксюша, ерзая грудью по одеялу.

Макс издал какой-то звук, больше похожий на рычание и, приподнявшись на локтях, принялся кончать.

— О, да! О, да! О, ДА, детка! — стонал он, изливая струи спермы прямо в попку Ксюши, которая, казалось, снова впала в беспамятство.

— Да... да, да... да, да, да... да... — повторяла она как в бреду.

Обессилев от долгожданного оргазма, Макс упал на девушку, продолжая водить разрядившимся членом внутри ее попы.

— Да... да, да... — шепот Ксюши становился тише. Она снова улетела куда-то далеко отсюда.

***

Сифон, преграждавший им путь вечером, уже стал пересыхать. Теперь только небольшой ручеек, глубиной сантиметров десять протекал по его дну. Они без труда преодолели его на четвереньках, только замочив брюки на коленях. Ксюша поморщилась. Двигаться было больно. Особенно сильно болела поясница и левое плечо. Ну и в попе, как будто, горел костер. Но в руках у нее было сейчас то, что стоило любой боли. В небольшом тряпичном мешочке, она аккуратно несла большую белую летучую мышь, которую они с Максом поймали уже на рассвете, когда окончательно пришли в себя. Теперь-то она ее детально исследует, сфотографирует и окольцует, что положит начало изучению этих удивительных и до сих пор неизвестных животных. И самое главное, она будет первой, кто описал их.

Перед выходом из пещеры, Ксюша дернула Макса за рукав. После прошедшей ночи, он был молчаливым и, как будто, даже смущенным.

— Запомни о чем договорились! — строго сказала Ксения, — О произошедшем знаешь только ты и я. Никто на всем белом свете больше не должен этого знать!

— Само собой, Ксюш! Это ведь и в моих интересах, — Макс отошел в сторону, пропуская девушку вперед к солнечному свету, где заботливая Маша уже наверняка приготовила завтрак, — Само собой...