Немая любовь

Доброго всем дня! Мне 42 года, у меня прекрасный, любящий муж и 2 дочерей. Друзья зовут меня Элис. Будучи психологом, я смогла наладить со своими девочками прекрасные отношения, вот сегодня между мной и Роуз состоялся откровенный разговор.

— Мам, а папа у тебя был первым?

— Ну, конечно? дорогая.

— А это было до свадьбы, или после?

— С чего это вдруг ты заинтересовалась этим?

— Ну, ты всегда учила меня что у девушки должен быть один единственный мужчина в жизни и все такое... А Марк, в последнее время часто намекает, ну и я подумала, мы же все равно будем вместе, так какая разница сейчас или после свадьбы

— Испытываешь сильное желание?

— Ну, да. Ничего не могу с собой поделать. Все время хочется прижиматься к нему, и внизу щекочет.

— Это естественно, но ведь вы знакомы с ним всего полгода, к тому же оба молоды. Откуда вам знать, как сложатся ваши судьбы? Не будешь ли, ты потом сожалеть, что поддалась на волю гормонам?

— Но что же мне делать? мам?

Из глаз моей уже взрослой дочери хлынули слезы, я прижала ее к себя, как делала всегда.

— Думаю, завтра пойдем в магазин, и возьмем тебе какую-нибудь «игрушку», чтобы легче было терпеть.

Дочь с удивлением посмотрела на меня, потом крепко обняла и прошептала:

— Ты лучшая, мам!

Уже вечером я смотрела на ночной пейзаж нашего города и вспоминала о том, самом первом разе...

**

Все началось лет в 18, мое тело каждый день приносило мне все новые сюрпризы, гормоны так и бушевали, я не понимала сама себя. Не с кем было поделиться, никто не мог объяснить. Подпитывая себя романтическими рассказами, я так страстно желала ласк, нежности, защиты, как во всех этих сказках. Во мне бушевал вулкан, кипела раскаленная лава, снились странные сны. Родители были очень строги, от чего мое положение только ухудшалось.

В те времена с нами жил мой двоюродный брат. Он был старше на 5 лет, но это не мешало нам в детстве весело играть, поэтому отношения у нас были хорошие. Все началось с того, что временами я кидалась сзади ему на шею, если были одни и смотрели фильм склоняла голову к нему на плечи, он относился ко всему вполне спокойно. Не знал, что с меня нежность и жажда так и прет... Часто, мы смотрели футбол по ночам (точнее папа и он смотрели, а я тупо глядела в телевизор), я сидела специально, иногда отец уходил спать пораньше и я шутливо подходила к нему поближе, расспрашивая об игре и т. д.

Однажды... Мы сидели вместе, приглушив телевизор и отключив свет. Что на меня тогда нашло, понятия не имею. Все случилось абсолютно на уровне моего подсознания.

— Помоги, мне на кухне кое-что достать.

— Идем.

Я взяла его за руки потянула. Как только мы зашли на кухню, я вдруг прижалась к нему и поцеловала... Мой первый в жизни поцелуй! Он сначала оторопел, но затем страстно сжал меня за талию и поцеловал в ответ. Поцелуй был каким то «слюнявым», мы не проникали языками к друг другу, а лишь сильно сжимали губы друг друга. По телу пронесся необычайный жар, я вся вспотела, голова пошла кругом, ноги стали как ватные. Хотелось, что бы поцелуй продолжался вечно. Он сильнее прижал меня к себе, гладя спину. Ах! Дыхание сбивалось, я слышала стук его сердца. Но когда мы услышали шум, отпряли, и опять уселись за телевизор. Сердце стучало быстро-быстро. Я все никак не могла восстановить дыхание. Мы оба смотрели на экран.

— Ну... я спать

— Аха

Почти до самого утра жар во всем теле и душе, сотни мыслей, стук сердца в ушах не давали мне заснуть. С того самого дня все и началось. Я бы назвала наши отношения « немая любовь». Мы никогда не говорили об этом, о любви, ощущениях, не давали обещаний... В разговорах, мы были все теми же, но наши тела, изменились. Почти каждую ночь, после душа я одевала свою пижамку на голое тело а сверху длинный халат (ну что бы родители не заподозрили) и смотрела кино, футбол, да что угодно, до того момента пока папа не шел спать. Потом прижималась к нему, он тут же обнимал меня за талию, я склоняла голову к его плечу. Как только направляла губы к нему, он страстно впивался в них, и снова кружилась голова, жар охватывал все тело, сердце бешено колотилось. Я так хотела, что бы он снял с меня халат, проник под пижаму и ласкал, ласкал, ласкал! Я прижималась к нему грудями, так хотела, что бы он сжал их! Слегка расставляла ножки, ощущая там, в низу некую истому, тоже желающую страстных ласк. Но он никогда не делал этого, вообще он делал только то, что я «позволяла ему», а потянуть его руки к под свою одежу я не решалась. Даже шею он начал целовать тогда, когда однажды я подставила их ему. Ох! Мне было интересно: у каждой девушки шея такая чувствительная часть? Наверное, каждой знакомо это невероятное, я бы сказала «воздушное» ощущение, когда влажные губы, язык, щекочущее дыхание касаются этой области. Благо, он был очень осторожен и не отставлял на мне засосов, да и набухшие губы к утру проходили.

Каждый день я как на крыльях шла в институт, и с нетерпением возвращалась обратно. Днем, если мы одни в комнате, он подходил ко мне и нежно обнимал со спины, включая в тиски мои плечи, прижимался головой к шее, и легонько целовал в щечку. Это было единственное, что он делал, без моего «сигнала». И опять все без слов, но эти мгновения были так прекрасны! В это время я представляла нас супружеской парой, и щечки горели ярким румянцем. А когда он отпускал меня, я еще долго ощущала его тепло.

К сожалению, или к счастью, мы никогда не оставались дома одни, мама работала только до обеда. Где то через 5 месяцев в одну из ночей я все таки решилась, и направила его руку на свои груди... Сначала, он только нежно и аккуратно слегка поглаживал их. Мои, еще небольшие груди, с легкостью помещались на его ладони. Когда он так делал, казалось, что сама моя душа находиться на его руках, и он нежно баюкает ее. С каждой ночью его поцелую и объятия становились страстнее, груди он сжимал все сильнее, но все так же нежно и ласково. Еще через месяц, он раскрыл мой халат, и ласкал меня через тонюсенькую ткань пижамы, мне казалось, что на мне вообще нет одежды, и я ощущала его невероятно горячую кожу. Везде где он касался, будто разгорался пожар, боялась, что щас загорится ткань.

Я сидела, легка расставив колени, мой халат лежал на земле, я откинув голову, тяжело дышала. Он будто изменился, и сегодня забыл про осторожность. Он страстно целовал меня, то в губы, то в шею, а теперь, еще впервые, кончиком языка ласкал мое ухо. Боже мой!!! Нет, шея, тело, даже груди не сравнятся с этим ощущением... Горячее дыхание, шустрый язычок, все это обдавало такой непонятной, сладчайшей, щекочущей волной, начиналась где то в затылке, потом спускалось ниже, будто по позвонку и грудине, завихряясь, щекоча все близлежащие органы, собиралась бушующим, радужным ураганом в низу живота. До этого я всегда сдерживала стоны, кусая губы или покрытая его поцелуем, но сегодня...

— Ах... !

Он резко остановился, и целуя меня в губы, обратно одел на меня халат. Потом прижал к себе за талию и я положив голову на его груди, оглушаемая биениями наших сердец, приходила в себя и думала, что же я делаю? Даже слезы потекли по щекам, я таки заснула. Утром проснулась уже в своей кровати. До этого я тоже мучилась внутренней борьбой, но с того дня эта внутренняя борьба стала почти невыносимой. Но в конце концов, я была все лишь девушкой, живущей чувствами и мечтами, и хоть и знала нормы морали и все такое... но все равно ничего не могла с собой поделать. Я мечтала вновь и вновь ощутить все это, принимая душ, я иногда представляла, как он заходит и...

По ночам он снова был осторожен, и не заходил больше так далеко. Через 2 недели у родителей была годовщина свадьбы, и они пошли в ресторан. Мы впервые остались одни. Мой брат тогда лежал у себя, пол часа я сначала ходила по дому, не зная как быть, с одной стороны так хочется... но с другой... это неправильно. В результате гонимая своими чувствами я оказалась ...

  в его комнате. Он не спал, сидел за столом и делал уроки. Я знаю, он заметил меня, но так же продолжал, что-то писать. Интересно в тот миг его сердце так же билось? Мне надо уйти, пока не поздно. Но, непослушные ноги шагнули к нему, а руки обняли его за шею. Было лето, и на мне была тонкая футболка и такие же слегка широки штаны из легкой ткани, лифчик я сняла еще полчаса назад. Так что я сразу почувствовала его невероятно горячую кожу. время, я была ему очень благодарна, узнав больше о мужчинах и женщинах, я поняла то, насколько благородно он ко мне отнесся. Он не отверг меня, что бы ни ранить, только начинающее жить сердце, и в тоже время, ему стоило невероятных усилий так сдерживать себя, он не позволил нам ничего, что могло бы испортить мне жизнь. Ведь за все время он даже ни разу не раздел меня, не воспользовался мною, делал только то, чего я сама «просила». Он только давал мне то, в чем я так нуждалась, ласки, мужское тепло и силу. Кто знает, может, если бы не он, менее благородный человек вскружил бы мне голову и... ?

он на выдохе и с тихим рыком укусил меня за шею. Этот укус пронзил меня как кинжал, напрочь убив все остатки разума. Я закричала, прижалась к нему всей силой, впиваясь ногтями в спину.

— Прости меня...

Он крепко обнял меня, приподнял, а затем одним резким движением вошел в меня. На секунду было больно, затем пустота внутри исчезла, появилось другое чувство наполненности, целостности, полного, блаженного счастья. Он начал медленно двигаться, и с каждым его движением лава, буря, молнии превращались в радугу, легкие облака, водопады... Двигаясь, он задевал какую-то точку внутри, от куда разлетались волны невероятного блаженства.

Я стонала в такт, его ускоряющимся движениям, кричала, когда он заходил очень глубоко. Когда он начал двигаться слишком быстро, ему пришлось накрыть меня поцелуем, настолько громко я кричала. Еще немного и все во мне разлетелись на сотню мелких осколков. Мой первый в жизни настоящий оргазм настиг меня мощным взрывом. Я чувствовала, как мои сокращающиеся мышцы сжимают его член в тисках. Его ствол запульсировал, он застонал и расслабившись повалился за спину, укладывая меня на себя. Пару минут мы глубоко дышали, приходя в себя, я лежала на нем, полная счастья, блаженства и полета. Ноги тряслись, да и все тело порой резко вздрагивало, будто испуская последние капли взрыва.

— Холодно?

Я отрицательно замотала головой, по телу пробегали последние сокращения, а он сильно обнял меня. Мы лежали мокрые от пота, с громко бьющимися сердцами. Его расслабленный член, волосы на лобке были в крови. По моим лепесткам на бедра стекала теплая струя наших соков. Я тихо плакала, не от грусти, а от счастья, пускай потом я может, буду сожалеть, но сейчас я счастлива. Так, больше ни сказав, ни слова мы оба погрузились в блаженный сон.

Я проснулась от звука звонка, хотела уж была побежать, но его сильные руки остановили меня.

— Это телефон, успокойся, прошло только 3 часа.

Было немного неловко лежать с ним, но тело еще сохранило «счастье».

— Я женюсь на тебе.

— Нет.

— Что? Я теперь я должен на тебе жениться.

— Нет, что было, то было. Но мы не можем жениться. Мы же родственники.

— И что? У нас женятся на двоюродных братьях и сестрах.

— А как же дети? Или ты бы хотел что бы они мучились иза того что мы не смогли побороть себя. Да и представь, какие слухи пойдут, когда ты вдруг отменишь свадьбу и женишься на мне? Об этом не может быть и речи.

— А теперь, что ты будешь делать? Думаешь, я смогу спокойно жить, зная что натворил.

— Это моя вина, я все начала

— Нет, я тоже виноват.

— И потом я перевожусь в другую страну, мы быстро все забудем.

Я выбралась с его объятий и побежала в ванную. Он пытался еще долго достучаться до меня, в конечном счете, я смогла отговорить его. Ночью после его свадьбы я плакала, когда представляла что твориться в супружеском ложе, сердце буквально раскалывалось на части.

В этом же году, не смотря на уговоры и даже угрозы отца, я все же перевелась, все стало потихоньку забываться, у меня появились друзья, жизнь пошла своим чередом. Но парней я к себе все равно не подпускала, то ли рана в сердце, то ли еще что.

Через год перебралась из общежития в съемную квартиру. Однажды вечером в дверь позвонили, я открыла и застыла на пороге в удивлении.

За дверью был мой брат!

— Привет, заходи.

Неловкая пауза, разговоры ни о чем. Снова пауза.

— Я люблю тебя! И не могу без тебя, я все решил. () И теперь ты уже не сможешь меня отговорить. Тогда я был глупцом, что бы тебя отпустить, но больше этой ошибки я не сделаю.

Что было делать моему бедному сердечку? Любовь не подается разуму и логике. Все это время я скучала по нему, во мне все боролось столько времени, и конце концов я сдалась. Как в тумане, мы потянулись к друг другу, слились губами. Как изголодавшийся волк, он усадил меня на стол. Мгновение и одежды как не бывало. В ласках не было нежности, лишь страсть, бешеное желание. Наши поцелую больше походили на укусы, руки сжимали так сильно, что повсюду оставались синяки. Он взял меня прямо на столе, грубо, резко. Мы были как два комка бешеной страсти и желания...

Уже утром, я узнала, что он развелся полгода назад. Перед приездом поговорил с нашими родителями, и они дали согласие на брак. Что усиленно работал, и уже купил не большую квартиру тут. Мы поженились, удочерили наших девочек. И сейчас все просто прекрасно.

— О чем задумалась милая?

Даже спустя столько лет его объятия не стали привычными, каждый раз отдаваясь гаммой чувств.

— Да так, о нашей «первой брачной ночи»

— Пойдем в спальню, напомнишь, а то я подзабыл.

Конец))