На войне, как на войне

Использованы материалы из рассекреченного архива Ватикана, опубликованные в Интернете

Часть 1
Война подходила к концу. Красная армия освобождала порабощённые народы Европы.
Советский батальон уже несколько дней преследовал убегающих на запад немцев.
— Командир. Люди на пределе, — подошёл к комбату начальник штаба.
— Что это? — показал тот рукой на замок в долине.
— Каттовицы. Монастырь, — достал начштаба карту.
— Привал. Два часа, — распорядился комбат.

Часть 2
От несущихся со всех сторон женских криков было жутко. Сестра Марта пыталась укрыться в трапезной, где её и настигли. Страх настолько сковал её, что она даже не сопротивлялась, когда с неё срывали одежду. Очнулась оттого, что её грубо бросили спиной на холодные доски обеденного стола. Поняла сразу всё. Отбивалась отчаянно. Член оказался большим. Было больно. Видно, у мучителя давно не было женщины. Кончил он очень быстро и слез с неё. Она лежала на спине с запрокинутыми за голову руками, ощущая, как по внутренней стороне бёдер стекает, холодя кожу, сперма.

Оцепенев от ужаса, она увидела, что в трапезную вбежали ещё двое. Они залезли на стол и откровенно стали лапать её везде.
— Святая Магдалина!!! Не надо! Прекратите это. Не-е-ет!!! —
взмолилась она. Не обращая внимания на её крики, стали мять груди, гладить по животу, щипать за лобок.
— Больно! —
сжали пальцами соски.
— Ой! Ой! О-о-ой! —
рука, забравшись между ног, проникла внутрь. Очень глубоко проникла. Так, что пробила дрожь. При этом ей смотрели прямо в лицо, с жадным интересом, наблюдая за реакцией.
— Нет! Не надо! —
орала она, извиваясь всем телом, рвалась в стороны, пыталась сжать ноги, согнуть их в коленях. Но не позволяли этого сделать. Всё было напрасно.

Её мучители начали спорить на непонятном я зыке. Но она догадалась, что они решают, кто из них будет первым.

— Не надо! —
рыдая, умоляла она. Навалившись на живот, один из мучителей гладил ладонями её по щекам, размазывая слёзы.

— Святая Магдалина-А-А!!! — не удержаться было от крика. Неожиданно всунул так, что она едва не задохнулась.
— А-А-А! — ещё раз.
— А-А-А! — ещё...

Разум отказывался осознавать весь кошмар происходящего. С ней делали это. Грубо и торопливо. Но... Делали, помимо воли, заставляя откликаться на каждое движение. И тогда ощущать это в себе было уж совсем невыносимо.

— Ой! Ой! О-ох! — не смотря на весь ужас, с каждой следующей секундой становилось всё мучительно труднее. Она чувствовала, как самообладание оставляет её.
— О-о-х! — как тяжело.
— Святая Магдалина! — сил не было терпеть.
— Подождите! — пыталась выгнуть спину.
— Не надо так сильно! — казалось, сейчас достанут до самого сердца.
— Ох! Ох! О-о-ох!!! — Господи! Только не это... ! Нельзя... ! Не хочу... ! Противиться стало совсем невозможно. Живот свело. Из последних сил она пыталась сдержать себя.
— Нет! Нет! Не-а-а-ет!!!
рванувшись всем телом, закричала она, изнемогая под накрывшей волной оргазма.
— А-А-А!!! — судорожно раздвинула ноги, как могла, шире. Против желания, рванулась вперёд, непроизвольно пытаясь помочь проникнуть в себя ещё глубже.

Мучитель напрягся, прижался к ней, больно вцепился в груди и, скорчив гримасу, замычал... Кончал он долго, надрывно и, как-то, нервно. Потом, будто стесняясь, уткнулся носом в щёку, продолжая вздрагивать всем телом.

Стиснув зубы, она запрокинула голову, чтобы не видеть его лица, остро чувствуя нижней частью живота, как пульсирует в ней его изливающийся член... Наконец, он успокоился, отпустил груди и обмяк.

Как только он слез с неё, другой разорванной сутаной стал вытирать у неё между ног, приготавливая место для себя. Тупо глядя в потолок, она уже ни на что не реагировала, безучастная ко всему, понимая, что ей сейчас ещё раз предстоит пережить всё сначала...

Часть 3

Почувствовав, что в трапезной она теперь одна, сестра Марта открыла глаза.

— Надо идти к матушке аббатисе. Она знает, что теперь делать, —

с трудом сползла она со стола, подняла с пола свою разорванную одежду и, едва прикрыв наготу, вышла в коридор. Из открытых дверей неслись крики и стоны сестёр. Марта побежала по коридору. Вот и келья матушки аббатисы. Она распахнула дверь. Увиденное заставило её оцепенеть от ужаса. Матушка абсолютно голая сидела верхом на мужчине. Он под ней двигался стремительно, подбрасывая так, что её огромные груди взлетали вверх. Волосы её были растрёпаны. Щёки аббатисы пылали. Она жалобно стонала, вскрикивая от каждого толчка.

Сестра Марта, теряя сознание, упала на пол...

Часть 4

Через два часа батальон ушёл дальше на запад добивать врага.

Часть 5
Летом 1945 года в католическом мире разразился скандал. В епархии Каттовицы в результате проверки комиссией из Ватикана было выявлено, что из 100 монахинь, проживающих в монастыре, 66 оказались беременными. Кстати, в том числе и матушка — настоятельница.
По католическим канонам полный тупик. Обет безбрачия и всё такое. Об абортах и речи быть не может. У католиков это смертный грех.

Часть 6
На войне, как на войне! А, что? Нормально отдохнули ребята.

P. S.

Для справки. Укомплектованный батальон — это более трёхсот человек. Наступающий батальон, значит, ещё и дополнительно усиленный личным составом. Монашек было только сто. И, понятно, что большинству молодых, изголодавшихся парней захотелось отдохнуть не по одному разу. Можно себе представить, как эти два часа дружно стонал монастырь. Христовым невестам изрядно пришлось потрудиться! О чём наглядно свидетельствуют результаты папской проверки.